Общество

«Иногда хочу, как тульская медсестра, просто раздеться»: исповедь врачей «Скорой помощи»

О трудностях, пациентах, коронавирусе и тех, кто их ждет дома, медики рассказали корреспондентам «Комсомолки»
В таком костюме медикам приходится работать круглые сутки.

В таком костюме медикам приходится работать круглые сутки.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Они спят по 5 часов в сутки, порой не успевают поесть. Врачи скорой медицинской помощи сейчас находятся на передовой. Из-за коронавируса работы стало в два раза больше, а благодарности от пациентов - намного меньше. Корреспондент КП-Новосибирск пообщался с врачами скорой медицинской помощи и узнал, чего они боятся больше всего и о чем мечтают на самом деле.

Ирина добровольно вызвалась работать в COVID-бригаде.

Ирина добровольно вызвалась работать в COVID-бригаде.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Ирина Волошина, 36 лет, фельдшер COVID-бригады Дзержинской подстанции станции скорой медицинской помощи:

- Я работаю в «Скорой помощи» уже 6 лет. В COVID-бригаду сама вызвалась, как только ее формировать начали. Мои сменщицы тоже согласились. Кто, если не мы? Наша защита состоит из 14 предметов: две пары перчаток, маска, очки, кофта, штаны, халат, шапка, нарукавники, бахилы. Костюмы меняем после каждого подтвержденного диагноза. В них безумно жарко и дышать нечем. Такое ощущение, что шубу в 40-градусную жару носишь. Иногда хочу поступить, как тульская медсестра, - раздеться. За смену бывает до 20 вызовов, времени нет даже кофе выпить. Я похудела на 3 килограмма.

Благодаря защитному костюму сибирячка похудела на 3 килограмма.

Благодаря защитному костюму сибирячка похудела на 3 килограмма.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

- Одного пациента я никогда не забуду. Приехали к дедушке, а у него одышка сильная. Спросила, почему сразу не вызвал нас. Оказывается, дедушка сам себе диагноз поставил, нашел «логичное» объяснение своему состоянию: у него сердечная недостаточность, а значит одышка - дело для него нормальное. Он даже про коронавирус не слышал! Хорошо, что нас вызвал. Признаюсь честно, скучаю по линейным вызовам, по той работе из прошлого. Мне она кажется интереснее, чем когда ты в COVID-бригаде. Домой я прихожу настолько уставшая, что даже с семьей разговаривать не хочу. О чем мечтаю? Как любая девушка, о путешествиях! Улететь во Вьетнам, лежать на пляже и спать под звуки волн.

Елена спит всего 5 часов в сутки, очень скучает по мужу и ребенку, но продолжает улыбаться. Она верит: эта история с хорошим концом.

Елена спит всего 5 часов в сутки, очень скучает по мужу и ребенку, но продолжает улыбаться. Она верит: эта история с хорошим концом.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Елена Васильева, 36 лет, заведующая Центральной подстанцией станции скорой медицинской помощи:

- «Скорой помощи» я посвятила почти 15 лет. Пришла сюда еще студенткой. До того, как стала заведующей, работала в выездной бригаде. Сейчас тоже, бывает, остаюсь подежурить на ночь, езжу вместе с коллегами на вызовы. Это помогает быть на одной волне с коллективом. Чаще всего мы едем и не знаем куда. Да, это может быть обычное ОРВИ, а может - тяжелая стадия пневмонии. Последнее время я сплю по 5 часов. С приходом COVID в Новосибирск работа поменялась очень сильно. На всех лежит большая ответственность. Я постоянно разговариваю с подчиненными, чтобы узнать об их моральном состоянии. Вечером прихожу домой, выпиваю кофе и включаю видеосвязь с ребенком. Да, мы с ним не вместе. Так безопаснее. Муж с ребенком на даче, а я - в квартире. Не видела их три месяца уже… Мечтаю только об одном: чтобы эта болезнь скорее ушла и можно было их обнять. Безумно скучаю.

После работы Федор приходит домой и почти сразу ложится спать.

После работы Федор приходит домой и почти сразу ложится спать.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Федор Емцов, 45 лет, врач анестезиолог-реаниматолог Октябрьской подстанции станции скорой медицинской помощи:

- Я работаю на «Скорой» уже 18 лет. Может, поэтому уже не боюсь какой-нибудь инфекцией заразиться. Больше боюсь не разобраться в каком-то конкретном случае, поставить неправильный диагноз. Люди ведь болеют не по книге. С появлением в городе коронавируса нагрузки стало больше. В первую неделю самоизоляции количество вызовов по нашей части уменьшилось. Потом все по новой началось. Пациенты разные попадаются - кто-то благодарит, а кто-то говорит: «Вам президент деньги выплатил, а вы сидите, пальцы гнете, ничего не делаете». Домашние уже смирились с графиком работы сутки через двое. Теща, бывшая медсестра, постоянно спрашивает об интересных случаях. Жена с дочкой привыкли, что после смены я прихожу, ем и ложусь спать, - настолько устаю.

Дмитрий подрабатывает в санавиации.

Дмитрий подрабатывает в санавиации.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Дмитрий Гоношилин, 40 лет, фельдшер скорой помощи Октябрьской подстанции:

- Тружусь в бригаде «Скорой помощи» уже 21 год. Кроме этого, я еще и в санавиации подрабатываю. Там сложнее. Все шумит, с врачом практически жестами общаешься. Вот недавно трехдневного ребенка везли с пороками сердца. Кроме того, что работаю в двух местах, еще и семье стараюсь время уделять. У меня трое детей. Последнее время приходилось еще и уроки делать вместе с ними - у них же дистанционка! Дети по моим стопам категорически отказываются идти, выберут другую профессию. После работы, как и всем, хочется просто прийти и лечь спать. Родные это понимают - когда я прихожу домой, сразу тишина наступает.

Оксана отвечает за выдачу препаратов и обработку чемоданчиков.

Оксана отвечает за выдачу препаратов и обработку чемоданчиков.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Оксана Куц, 51 год, работник отдела медицинского обеспечения Центральной подстанции станции скорой медицинской помощи:

- Раньше я работала фельдшером в выездной бригаде. 10 лет назад ушла в отдел обеспечения по состоянию здоровья. Тут работа стабильная, нет постоянных стрессов. С нашего отдела начинается день любого доктора. Мы выдаем медицинскую укладку (чемодан с лекарствами), маски и защитные костюмы по необходимости. Каждый день все обрабатываем. В моей смене 26 бригад, каждой нужно выдать маски, две пары костюмов, специальные бригады получают на каждого по три костюма. Первое время мы сами помогали врачам одеваться! Чтобы ничего не забыли, не перепутали. Теперь они уже приспособились. Признаюсь честно, я устала. Мечтаю уйти в отпуск и заняться огородом. У меня 10 соток - за ними ухаживать нужно, траву полоть, а сейчас совершенно некогда.

Ирина Большакова переживает за каждого человека, который попадает в группу риска.

Ирина Большакова переживает за каждого человека, который попадает в группу риска.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

Ирина Большакова, 63 года, главный врач станции скорой медицинской помощи города Новосибирска:

- Нас не освобождали от наших обязанностей. Мы продолжаем отрабатывать линейные вызовы, к этому добавились еще и выезды инфекционных бригад к зараженным коронавирусом. Жизнь человека - всегда на первом месте, поэтому для нас нет никаких поблажек. Работа с коронавирусом не совсем привычная - раньше знали все в теории, а теперь ежедневно отрабатываем на практике. Мы стараемся распределить пациентов по мере загруженности госпиталей. Но все равно процесс небыстрый. На одного больного уходит больше двух часов. Из-за этого и случаются задержки по выездам. Я хочу обратиться ко всем новосибирцам через «Комсомолку»: берегите свое здоровье, не относитесь к этой инфекции легкомысленно. Я безумно переживаю за тех, кто попал в группу риска. Люди смогли бы осознать всю остроту проблемы, если бы в инфекционную больницу водили экскурсии. Тогда бы и ответственность появилась. Все сразу начали бы носить маски и соблюдать правила личной гигиены. Я уже давно хочу, чтобы инфекция ушла. Все мы не железные и устаем, о чем-то мечтаем… Я мечтаю увидеть внука. Мы не виделись два месяца…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Здесь сибирская язва, Эбола и черная оспа!»: журналистам «КП» удалось попасть в секретный центр, где наши ученые изобретают вакцину от коронавируса

Наши корреспонденты впервые побывали на территории закрытого вирусологического центра «Вектор» в Новосибирске (подробнее).

Коронавирус, хантавирус, грипп: вирусолог объяснил, чем различаются болезни-убийцы

Верно ли, что еще в прошлом году россияне массово болели уханьской заразой? Чем COVID-19 отличается от гриппа? И правда ли, что Китай ждет новая напасть — хантавирус? (подробнее).

«Не такой уж он летучий и боится водки»: вирусолог объяснил, почему отступает коронавирус

Почему новый вирус не любит европейцев? Помогают ли маски? Можно ли бороться против заразы отбеливателем? Объясняет вирусолог Александр Чепурнов (подробнее).

К ЧИТАТЕЛЯМ

Если вы стали очевидцем ЧП или чего-то необычного, сообщите об этом в редакцию:

Редакция: (383) 289-91-00

Viber/WhatsApp: 8-923-145-11-03

Почта: kp.nsk@phkp.ru