2019-07-30T13:49:27+03:00

Лучший следователь-криминалист Рязанской области: Чтобы чаще видеть сына, на работу езжу к 4 утра

Подполковник юстиции Иван Трибунько рассказал об основных этапах в своей карьере, о раскрытых преступлениях и индивидуальном графике работы
Старший следователь-криминалист Иван Трибунько: Это работа, которая не дает тебе возможности хотя бы на одну минуту отключить телефон, даже если ты в отпуске.Старший следователь-криминалист Иван Трибунько: Это работа, которая не дает тебе возможности хотя бы на одну минуту отключить телефон, даже если ты в отпуске.
Изменить размер текста:

На сегодняшний день в отделе криминалистики СУ СК России по Рязанской области трудятся семь человек. Все, как один – профессионалы, и каждый по-своему уникален. Один из них – старший следователь-криминалист подполковник юстиции Иван Трибунько. Единственный, кто работает в отделе практически с момента его основания. По итогам работы в 2018 году именно его конкурсная комиссия назвала лучшим следователем-криминалистом следственного управления.

- Даже стыдно немного… Ну что значит, лучший? – скромно разводит руками Иван Трибунько. - У нас у каждого есть свои показатели. Так получилось, что в этом году у меня эти показатели лучше, чем у моих коллег. Просто было больше нагрузки. Но все равно не согласен, что я лучший криминалист за прошлый год. Есть определенные моменты, дела, которые мне просто не позволяют назвать себя лучшим.

КОМ В ГОРЛЕ, СЛЕЗЫ В ГЛАЗАХ

Свой путь в правоохранительных органах следователь Иван Трибунько начинал в милиции, потом в природоохранной прокуратуре. А 1 сентября 2009 года был назначен на должность следователя-криминалиста.

- Тогдашний руководитель отдела по расследованию особо важных дел Андрей Широков увидел в отделе кадров мой диплом и позвал к себе, оценки на меня сработали, вспоминает Иван Владимирович. - Нужна была рабочая лошадь, которой, фактически, оказался я. Меня сразу включили в несколько групп, участвовал в расследовании практически всех уголовных дел: бесконечные осмотры, обыски, захваты с поличным – в общем, был на подхвате, мобилен, автомобилен... Но параллельно с этим был и другой опыт. С одной стороны – горький, но с другой – положительный.

В какой-то момент руководство следственного управления решило, что все материалы доследственных проверок в Рязани должны быть поделены на двух-трех человек. Одним из них стал Трибунько.

- То есть, мало того, что занимался основной работой, но параллельно проводил доследственные проверки. Это был адский режим работы. Зачастую людей опрашивал прямо в машине. К примеру, приезжал в 23:00 по одному адресу, и тут же созваниваюсь с людьми на другом конце города, прошу, чтобы они не засыпали, потому что скоро я к ним приеду. В итоге, десять отказных сдаешь – все сформировано, прошнуровано, а тебе еще 20 материалов для проверки дают. Вот этот эксперимент был почти три месяца. Это было нереально. Спал я в кабинете на столе, в прямом смысле слова. Первый заместитель руководителя приходил, а я в одежде лежу на столе. У меня не было сил, чтобы приехать домой переночевать, просто боялся уснуть за рулем и разбиться.

Руководство увидело рвение «рабочей лошадки», горящие глаза, желание «пахать», и в августе 2009 года Ивана Трибунько вызвал к себе тогдашний руководитель СУ СК России по Рязанской области Владимир Махлейдт, и предложил должность следователя-криминалиста.

- У меня даже глаза заслезились, не поверил, что такое возможно, - вспоминает Иван Владимирович. - Ведь это считается элитой следствия, криминалист видит то, что может не заметить следователь. Плюс подсказать, научить, направить в нужное русло. По сути, криминалисты – это гончие собаки, которые постоянно в разъездах с фотоаппаратом, с камерой: фотографируешь, упаковываешь, помогаешь. И тут такое предложение – ком в горле, слезы в глазах… Это было здорово, конечно, но все первые выезды мне приходилось себя как-то проявлять.

ПЕРВАЯ ЛАСТОЧКА

Вскоре у Ивана Трибунько появилось и первое раскрытое дело в качестве следователя-криминалиста. Осенью 2009 года недалеко от ТЦ «Полсинаут» на мусорной свалке у железнодорожного полотна был обнаружен труп жительницы города Рыбное. Мало того, что у погибшей была проткнута грудь в двух местах, так она еще была задушена, а из тела вынуто и обрезано почти пять метров кишок.

- Вот когда выезжали на повторный осмотр места происшествия, то в груде мусора нашел пластиковую бутылку, а на ней был отпечаток пальца, - рассказывает следователь-криминалист. - Пробиваем его по папилону, и выходим на одного красавца, который только недавно освободился. Украл золото у родных, у матери, отсидел, вышел из тюрьмы и познакомился в электричке с девушкой. Когда у него спросили, зачем ты кишки вытаскивал? Отвечал: «Просто интересно было из чего человек состоит». Это была моя «ласточка», самый-самый первый случай, когда удалось в полной мере проявить свои криминалистические способности. Если бы не эта бутылка среди сотен других в куче мусора, не представляю, как бы мы это дело раскрыли. Потому что других следов просто не было - ни на теле, ни на одежде погибшей.

Криминалист ищет следы, которые преступник оставил на теле жертвы.

Криминалист ищет следы, которые преступник оставил на теле жертвы.

Одним из основных качеств следователя-криминалиста во все времена считалось умение смотреть на ситуацию шире, не зацикливаясь на одной версии, при этом отсеивая все ненужное в прямом и переносном смысле слова. Только кропотливая, зачастую ювелирная работа – сантиметр за сантиметром – может дать положительный результат.

Несколько лет назад в Рязани прошла небольшая серия изнасилований. Были три потерпевших женщины. Они возвращались поздно ночью домой, а неизвестный мужчина нападал на них у подъездов и насиловал прямо на ступеньках крыльца.

- После одного из таких случаев мы изъяли все окурки, которые люди выбрасывают из окон, балконов, - вспоминает Иван Трибунько. – Только представьте, 40-50 окурков! Сначала мы определили квартиры, окна которых выходят во двор, потом устанавливали всех курящих, кто имеет привычку выбрасывать окурки во двор, потом брали у них генотип. Нужно было из всего этого мусора найти один окурок, который бы принадлежал насильнику. В итоге, нашли. Выделили генотип, который совпал с ДНК одного бывшего заключенного, отбывавшего наказание как раз за изнасилование. К тому времени он как месяц освободился и решил взяться за старое. Дальше уже было делом техники, установили его местонахождение, задержали, и отправили обратно в колонию.

ДЕЛА ПРОШЛЫХ ЛЕТ

В 2018 году в отделе криминалистики СУ СК России по Рязанской области раскрыли два убийства, которые относятся к делам прошлых лет. В этом году – уже четыре, и ежедневная работа продолжается, так как раскрытие стародавних преступлений – это одно из самых важных направлений в работе Следственного комитета.

- Да, только за первое полугодие раскрыли четыре убийства, - рассказывает Иван Владимирович. – Это показатель достаточно высокий, что свидетельствует о слаженной работе всей команды отдела криминалистики.

Одно из раскрытых преступлений, относящихся к делам прошлых лет, произошло недалеко от деревни Новые Воды Кораблинского района. Еще 25 июля 2011 года в лесу местные жители обнаружили останки мужчины. Скелетированный труп был частично погружен в землю, череп проломлен - явно криминальный характер.

- Возбудили дело, провели генетику, но результата не было, - продолжает следователь-криминалист. - Личность погибшего установить не удалось. В итоге уже в 2018 году проводим повторную экспертизу и отправляем материалы в Москву, в Главное управление криминалистики. Получив ДНК-профиль, стали проверять. Так как недалеко от места нахождения трупа расположен поселок Газопровод, то выясняем, что еще в октябре 2002 года у одной из жительниц поселка пропал 25-летний сын, вышел из дома и не вернулся. Женщина писала заявление в милицию, а сына объявили в розыск. Сравнили их профили – совпали. Размах в девять лет, никто даже предположить не мог, что это он.

При расследовании преступлений прошлых лет криминалистам нередко приходится прибегать к такому следственному действию, как эксгумация.

При расследовании преступлений прошлых лет криминалистам нередко приходится прибегать к такому следственному действию, как эксгумация.

После этого следователи установили круг общения погибшего молодого человека на 2002 год, и выяснили, что незадолго до исчезновения он дрался с приятелем. Были свидетели, которые пытались их разнять. Когда поняли, что бесполезно, ушли. В итоге, один в драке убивает другого, а труп отвозит в лес закапывает. Никому не рассказывает, и уходит благополучно в армию.

- Спустя столько лет мы нашли и виновное лицо, и свидетелей. Генетика выручила. Если бы не сделали повторную экспертизу, то и не раскрыли бы дело, - считает Трибунько.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ ГРАФИК

Несмотря на каждодневный сумасшедший график работы Иван Трибунько не собирается уходить из Следственного комитета, хотя уже в сентябре этого года – пенсия, и можно было бы заняться чем-нибудь более спокойным. Например, как многие бывшие коллеги, адвокатской деятельностью.

- Нет, только работать. Тем более ни в какие адвокаты, это принципиально. Не могу защищать человека, который заведомо виновен, даже за безумные деньги. Буду на помойке жить, но в адвокаты не пойду.

- Да, работа безумно сложная, которая, в первую очередь, бьет по семье, - продолжает криминалист. – Хорошая стабильная зарплата, социальные гарантии – это все замечательно, но жизни как таковой нет. Вот и выбирай, либо работай меньше и видишь семью, либо наоборот. Это работа, которая не дает тебе возможности хотя бы на одну минуту отключить телефон, даже если ты в отпуске. Потому что всегда возникают какие-то вопросы. Приходится подстраиваться, как-то выходить из положения. Я даже график работы специальный для себя сделал. В три ночи у меня звонит будильник, умываюсь и к 4 утра приезжаю в отдел. Три часа работаю и к 7 утра возвращаюсь домой – завтракаю, отвожу ребенка в детский сад и снова на работу. Чтобы хоть иногда видели, что у сына есть отец. Всем коллегам, кстати, рекомендую. Раннее утро, светает, спать в принципе уже не хочется и работается очень даже плодотворно.

Оглядываясь с высоты криминалистического опыта, Иван Трибунько не скрывает, что жалеет только об одном, что мало в детстве и юности читал обычной художественной литературы. Сейчас бы это как никогда пригодилось.

- У меня старший брат надел очки, потому что читал под одеялом. От него мать прятала книги, а меня из-под палки заставляли. Мой совет студентам, которые хотят связать жизнь со следствием, криминалистикой, читать художественную литературу как можно больше. Чтобы расширился кругозор, обогатился словарный запас, чтобы мысль, изложенная в постановлении, красиво и в суде звучала. Чтобы судья не задумываясь перепечатал слово в слово твое обвинение и заложил его в приговор. Как у нас говорят, приговор и обвинение должны писаться стихами.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ

Чтобы отомстить следователю, убийца отправился на зону под чужой фамилией

Забив до смерти приятеля, гражданин Грузии прикрылся документами своего земляка из Рязани и около восьми лет жил под его именем (подробнее).

Дело 19-ти: как банда в мещерских лесах совершила самую жестокую расправу в истории России

Корреспонденты «Комсомольской правды» отправились по следам трагедии 95-летней давности (подробнее).

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «Криминал: Рязань»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также