Общество

Убийство в родительском чате: обвинили людей, которые не были на месте преступления

Наш колумнист Ульяна Скойбеда рассказывает о неожиданном продолжении волгоградской трагедии
Погибший Роман Гребенюк с дочерью Яной (слева), убийца Арсен Мелконян с племянницей (справа). Утренник в детском садике.

Погибший Роман Гребенюк с дочерью Яной (слева), убийца Арсен Мелконян с племянницей (справа). Утренник в детском садике.

Фото: СОЦСЕТИ

Героев моего расследования Анну Мелконян, которой хамил в школьном чате покойный волгоградец Роман Гребенюк, и ее мужа Армана привлекли к уголовной ответственности: мужчину обвинили в «умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору, повлекшем по неосторожности смерть потерпевшего» и в покушении на умышленное причинение этого вреда здоровью, а женщину - в подстрекательстве и пособничестве.

Для тех, кто пропустил и не помнит: Гребенюк прицепился в чате к родительнице старосты класса своей дочери, хамил и троллил, дама долго держалась и отвечала на «вы» (переписка длилась несколько часов), пока, наконец, не взорвалась: «Ты что, бессмертный?!»

Брат дамы оказался армянский уголовник, да и муж недалеко ушел: решать конфликт миром мужчины отказались, брат договорился о встрече с Гребенюком в банковском офисе и в два удара убил обидчика: тот раскроил голову о мраморный пол.

Виртуальная перепалка вылилась в реальную трагедию.

Виртуальная перепалка вылилась в реальную трагедию.

Фото: Кадр видео

Убийца сам явился в отделение, поняв, что отвечать придется, и, вот, сегодня, следующий поворот сюжета.

И мне, признаться, сильно не нравится выбранное направление.

Спокойно можно было бы согласиться со статьей Анне «Подстрекательство»: она, действительно, грозила Гребенюку, жаловалась на него мужу, что-то подсказывала, когда он отправлял Роману голосовые сообщения. Но – пособничество?

В чем?

Женщина что, держала Гребенюка, когда его били?

Погибший Роман Гребенюк

Погибший Роман Гребенюк

Фото: СОЦСЕТИ

Или теперь уже нельзя пожаловаться на обиду самому близкому человеку? Но это дикость.

И полная дикость – обвинение ее мужа Армана в умышленном избиении и т. д.: он пальцем не тронул потерпевшего, вообще не подходил к нему, на видеозаписи это отлично видно. Фактически он только звонил и грозил, и только за это – сажать?

Вы серьезно?

Здесь даже статья «Угроза убийством» будет слишком: разобиженный муж грозил побоями, больничным...

Знаете, что мне это напоминает?

Нашумевшую когда то массовую драку в Сагре на Урале!

Там Следственный комитет посадил вовсе не затеявших кровавую бучу деревенских с ружьями, а тех, кого они перестреляли: армян, азербайджанцев, дагестанцев (там собрался кавказский интернационал).

Уголовный розыск отказывался работать по несправедливо состряпанному делу: «Какие они преступники? Они потерпевшие с огнестрельными ранениями!», - а «Комсомолка», единственная из всех СМИ, писала, что назначать виновного по национальному признаку – само по себе преступление.

Арсен Мелконян. Фото: ГУ МВД по Волгоградской области

Арсен Мелконян. Фото: ГУ МВД по Волгоградской области

Нас никто не услышал, кавказцам дали максимальные сроки, а потом… Верховный суд аккуратно убавил их: ровно на столько, сколько несчастные жертвы политической конъюнктуры уже отсидели.

Люди вышли на волю, - тихо, просто и без помпы.

Всем, кто знаком с российской правоохранительной системой, очевидно: это был оправдательный приговор, признание решения суда первой инстанции незаконным и принятым на потребу толпе.

«Распни! Распни его! – снова кричит толпа – Не покупать армянское! Понаехали!», - и мы опять видим «групповое причинение тяжкого вреда здоровью» группой из одного человека (на видео бьет один человек).

Абсурд?

Или попытка угодить толпе?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Убийство в родительском чате: почему виртуальная ссора вылилась в реальную трагедию

Один распустил язык, другой – кулаки. Расследование Ульяны Скойбеды (подробности)