Общество

"Забодай тебя комар!", больше банкротств, хороших и разных, табель о рангах, культ Макрона-героя, суровый ситуайен Познер

Личный взгляд публициста Максима Соколова на события прошедшей недели
Твердая решимость Силуанова вызывает в памяти старинный фильм "Трактористы"

Твердая решимость Силуанова вызывает в памяти старинный фильм "Трактористы"

Фото: Александр ГЛУЗ

Участвующий в форуме "Россия зовет!" министр финансов А. Г. Силуанов задумался о грядущем в США дне народного единства и согласия, когда американцы определят, кто им милее – Трамп или Байден. Минфин заявил: "Мы должны быть подготовлены к любым вариантам развития событий, чем мы сейчас и занимаемся".

Твердая решимость Силуанова вызывает в памяти старинный фильм "Трактористы", главный герой которого Клим Ярко воодушевляет механизаторов пением: "А если к нам полезет враг матерый, он будет бит повсюду и везде!". Безотносительно к тому, Трамп это или Байден.

В фильме начальник машинно-тракторной станции Кирилл Петрович, восхищенный пением Клима, восклицал: "Забодай тебя комар!". Очевидно со сходной похвалой к мужественному А. Г. Силуанову обращался и его начальник М. В. Мишустин.

Клим Ярко воодушевляет механизаторов пением: "А если к нам полезет враг матерый, он будет бит повсюду и везде!"

Клим Ярко воодушевляет механизаторов пением: "А если к нам полезет враг матерый, он будет бит повсюду и везде!"

Не менее Решителен оказался и коллега Силуанова, министр экономического развития М. Г. Решетников. "У нас одна из задач, я уж извиняюсь, перезапустить в том числе и процедуру банкротства... Надо сделать так, чтобы предприниматель, ну не получилось, спокойно (получил – М. С.) второй шанс. Потому что у нас сейчас все-таки тоже отношение, ага, банкротство - значит что-то где-то кто-то украл. Мы должны вот эти вот и клеймо, и давление правоохранительное потенциальное, недоверие какое-то государственной системы, мы должны это все преодолеть вместе с предпринимателем".

Действительно, например, предприниматель Трамп терпел неудачи – и не раз, - но сумев преодолеть недоверие государственной системы, даже стал президентом США. Впрочем, такая обнадеживающая практика имела место не только за океаном. В романе Мельникова-Печерского "На горах", действие которого происходит в XIX в., эффективный купец поучает купца менее эффективного: "Несостоятельным объявитесь. Только на этот конец надобно не на двадцать тысяч, а сколь можно побольше и в банках и у купцов окредитоваться. Потом все как по маслу пойдет — администрация там али конкурс… Хорошее-то платьице припрячьте тогда подальше, дерюжку наденьте, ходите пешочком, на нищету встречному и поперечному жалуйтесь, иной раз на многолюдстве не мешает и Христа ради на пропитание у кого-нибудь попросить… А как только кончилось ваше дело, припрятанный-то капитал при вас, а долгу ни копейки. Опять пускайтесь тогда в коммерцию. Разика три обанкрутитесь, непременно будете в миллионе".

Такая предпринимательская методика не лишена некоторого лукавства – впрочем, как без него в бизнесе? – но по крайней мере она была понятна. Чего нельзя сказать о плане новой пенсионной реформы, который предложил зампред думского комитета по экономической политике С. В. Калашников. Намерения у него были самые похвальные – он был огорчен тем, что "даже специалисты путаются в действующей сейчас системе баллов при начислении пенсии", и решил внести в дело ясность, заменив баллы, в которых и вправду черт ногу сломит, на пенсионную табель о рангах.

"Минимальная пенсия - первого ранга, более повышенная - пенсия второго ранга и так до максимальной, должно быть десять рангов. Есть определенный перечень показателей, которые определяют человека в тот или иной ранг. И он знает, если он достиг определенного ранга, у него включается то же, что сейчас входит в коэффициент, но только более агрегированные показатели" – яснее не придумаешь.

С. В. Калашников явно вдохновлялся идеями царя-преобразователя, который в 1722 г. учредил "Табель о рангах всех чинов, воинских, статских и придворных; и которые в одном классе, те имеют по старшинству времени вступления в чин между собою". У Петра, правда, было не 10, а 14 чинов – от нижайшего, коллежского регистратора, также именовавшегося "чин не бей меня в рыло", до высочайшего чина канцлера.

Петровская табель о рангах просуществовала с некоторыми поправками до 1917 г.—почти два века. Вероятно, и С. В. Калашников прочит своей табели не менее длительное будущее. Хотя надежды юношей питают, а творческая мысль пенсионных идеологов столь быстрая, что не только за два века, но даже и за двадцать лет придумают что-нибудь новое. А то и вовсе отменят пенсии вместо с баллами и рангами – впредь, граждане, ранжируйтесь сами и на общественных началах.

Известно, что Петр I не страшился народной свободы, неминуемого следствия просвещения, ибо доверял своему могуществу и презирал человечество, может быть, более, чем Наполеон. Не страшатся ее и современные сторонники просвещения, поклоняясь Наполеону Малому, именуемому в обиходе Эммануэлем Макроном.

Львица К. А. Собчак провозгласила: "Макрон — мои герои в эти дни", и ей вторил демонический человек А. Г. Невзоров: "Макрон, конечно, абсолютная умница и абсолютно прав. Он решил в ответ на очередное безумное, бессмысленное варварство и садизм сделать изучение карикатур «Шарли» обязательным во всех школах Франции". Им только следовало завершить свои дифирамбы прочувствованным "Vive la France!".

Львица К. А. Собчак провозгласила: "Макрон — мои герои в эти дни"

Львица К. А. Собчак провозгласила: "Макрон — мои герои в эти дни"

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Ведь в стихотворении начала XX в. указывается:

"По-французски декаданс,

И по-русски тоже,

У французов "Vive la France!",

А у нас по роже".

Естественно, что желающим предаться декадансу, но не желающим получать по роже, следует избрать изящный французский вариант.

Правда, героизм Макрона, выразившийся в приказе изучать антиклерикальные карикатуры во всех школах Франции, не предотвратил убийство прихожан католического собора в Ницце. Хотя, казалось бы, где католики, а где карикатуры? Но, конечно, героическая свобода Макрона важнее, чем католические оргии фанатизма.

Тогда как телеведущий В. В. Познер более суров: "Как французский гражданин, я считал бы необходимым собрать пять тысяч эмигрантов, которые уже являются, кстати говоря, французскими гражданами, тех, на кого есть досье в полиции, и этих людей просто взять и выслать обратно в Алжир". Он присовокупил, что "Власти должен опубликовать приказ, в соответствии с которым будут высылать мигрантов за каждого убитого, изнасилованного или раненного экстремистом француза".

Как французский гражданин, дело которого никак не сторона, В. В. Познер, безусловно, вправе предлагать любые меры, включая и институт заложничества. А как это будет сочетаться с разными превосходными законами и декларациями – так на это юристы есть. Или просто практические работники.

Непонятно лишь, как технически осуществлять депортации. Логистика, транспорт etc. А равно, захочет ли Алжир принимать депортированных. Впрочем, как гласил предвыборный лозунг бывшего президента Саркози, "Вместе все возможно".